Saint Seiya и К*
 
ФорумФорум  ЧаВоЧаВо  РегистрацияРегистрация  ВходВход  
Поиск
 
 

Результаты :
 
Rechercher Расширенный поиск
Последние темы
Навигация
 Портал
 Форум
 Пользователи
 Профиль
 ЧаВо
 Поиск
Форум
Партнеры
Создать форум

Поделиться | 
 

 "Сказание о Диоскурах" XVIII век

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Sisyphos
Покровитель Пегасов
avatar

Сообщения : 39
Дата регистрации : 2011-08-27
Возраст : 27
Откуда : Самара

СообщениеТема: "Сказание о Диоскурах" XVIII век   Вт Дек 06, 2011 1:24 am

Авторы: Самурай без ЖаLOSTи, Raven`
Жанр: юмор, драма, фентези, экшн


[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Введение:

Действие происходит в 18 веке, за 8 лет до Священной войны. Саша и Алон радуются жизни и еще не знают, что им грозит в будущем. Все вроде тихо и спокойно, но лишь на первый взгляд. Деревеньки при Святилище находятся под защитой святых.
В Грецию возвращаются двое святых - Андрэ Делакруа и Винсент Карнелл со своими горе-ученицами Лакки и Никой. Близится время турнира и девочки всерьез настроены на получение бронзовых доспехов. По возвращении в Святилище они встречают своих друзей и семью, а так же знакомятся с будущими соперниками и людьми, что впоследствии перевернут всю жизнь девочек.
В Святилище кипит жизнь. Сейдж и Хакурей уже обзавелись учениками, которые пока только способны разносить храмы на кусочки. Лугонис и Иллиас живы и тренируют своих учеников. Рыбы редкий гость в Святилище. Старший Близнец, Сизиф, Расгадо, Асмита и Эль Сид уже получили золотые доспехи. Остальные пока рекруты.
Многих вы увидите совершенно с другой стороны. Развитие сюжета пойдет так, как захочет того душа авторов.
Но одно могу сказать, Лакки и Ника всегда будут отстаивать свою независимость, чтобы к ним относились ничуть не хуже чем к другим.
Один из примеров - отказ носить маску. Продолжать обучение и рост, а так же раскрыть тайны прошлого.
Было решено добавить несколько персонажей, которые только помогут развитию нашего сюжета, к примеру - будущие Дракон и Андромеда.
Воспитанники Альдебарана, которых чуть позже на обучение возьмут другие святые. Мы решили их сделать братьями.
И вообще, тема дружбы и братства - это одна из главенствующих тем нашего рассказа.
Поэтому многие святые, рекруты или просто люди будут так или иначе связаны.
"Случайного" родства душ не бывает. Поэтому рады вам представить двух творцов своей судьбы - Лакки и Нику, а так же их учителей и друзей.
Надеюсь вам понравится.

_________________
Дело не в дороге, которую мы выбираем; то, что внутри нас, заставляет выбирать дорогу.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]


Последний раз редактировалось: Sisyphos (Вт Дек 27, 2011 5:18 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Sisyphos
Покровитель Пегасов
avatar

Сообщения : 39
Дата регистрации : 2011-08-27
Возраст : 27
Откуда : Самара

СообщениеТема: Re: "Сказание о Диоскурах" XVIII век   Вт Дек 06, 2011 1:30 am

Удивительные вещи творились в Греции в XVIII веке. Впрочем, истории и легенды бережно хранились и передавались из поколения в поколение. Так произошло и с историей Диоскуров.
В седой древности царица Леда, прекрасная женщина и душой и телом, родила близнецов, но от двух отцов. Старшего, зачатого от царя Спарты, назвали Полидевком, младшего зачатого от самого Зевса, назвали Кастором. Много подвигов совершили братья-Диоскуры, но один погиб, а второй не захотел жить вечно без любимого брата, и они разделили общую судьбу.

Это был один из самых прекрасных мифов о братской любви. Спустя века эта история оживает, а как… Я вам сейчас об этом расскажу.



1 глава. Встреча.

Шесть лет, шесть долгих лет…
Лакки клевала носом и еле удерживала поводья, рядом с ней, верхом ехал ее учитель и пытался развлечь девочку разговором, но бессонные ночи сделали свое дело. Андрэ успел подхватить ее в последний момент.
Неожиданный привал пришелся по вкусу и двум лошадям, которые мирно жевали травку, привязанные неподалеку. Мужчина бережно положил девочку на свой теплый походный плащ и сверху накрыл ее легкой накидкой. Сам сел рядом с хворостом, сложил небольшой костер. По его пальцам скользнула искра и исчезла среди дров, через несколько минут искра разгорелась, стало тепло.
Андрэ не заметил, как уснул, склонив голову и опираясь спиной об упавшее дерево. Проснулся он от очередного кошмара, резко открыл глаза. На востоке разливалось зарево. Девочки не было, но сам Андрэ был укрыт толстым походным плащом, огонек тихо тлел. Подкинув дров, он стал ждать Лакки.
Ученица не заставила себя долго ждать.
- Андрэ! – вопли доносились из-за спины, он полуобернулся.
На руках у девочки был какой-то зверек.
- Он лапку поранил, а я его таким оставить не смогла. Давай его вылечим? – широко распахнув глаза, протараторила она.
За плечами у нее был рюкзак, наполненный фруктами.
- Значит, будет мне завтраком, - мужчина засмеялся и отошел на пару шагов назад, ибо знал, что с горячей руки может знатно огрести от своей пусть и юной, но уже достаточно сильной ученицы.
- Ты бесчувственный! Забыл уже про наш договор? – тут в него полетело яблоко, от которого он еле успел увернуться.
- Помню-помню, с чего такие эмоции. Ты ведь собираешься быть святой Афины. Так ведь? – француз не отрывал от нее глаз, каждое слово произносил уверенно и твердо.
- Я помню о своей мечте, - Лакки отвела взгляд. – Животные страдают от нашей жестокости, люди умирают ради чьего-то тщеславия! Какая тогда разница между слабыми животными и людьми, если и те, и те гибнут из-за сильных мира сего???
Последние слова она выпалила с жаром, бросила рюкзак на землю и убежала в лес.
- Эх, Лакки, а ты сама выбрала этот путь, - серебряный святой покачал головой.

Девочка бежала, не разбирая дороги, пока случайно не вылетела на поляну. Не успев затормозить, она шлепнулась на землю. Благо, там росла трава.
- Атата, - Лакки стала осторожно подниматься, но тут заметила на другом конце поляны человека.
Она присмотрелась: это был худощавый подросток лет 15, длинные светлые волосы струились по плечам, глаза были закрыты, словно незнакомец был погружен в сон. Самым странным ей показалось одеяние монаха. Она уже встречала такие одежды. Дело было в Индии, там девушка проучилась последние два года.
- Кто ты? – спросил парень.
Голос у него был приятным и бархатным.
«Наверно он прекрасно поет мантры», - мелькнула мысль у Лакки.
- Эм…
- Я задал тебе вопрос. Кто ты? – повторил он, не меняя позы, в которой сидел до этого.
- Я Лакки, вернулась в Святилище, чтобы стать святой Афины! – на одном дыхании выпалила она.
- Лакки? Я не знаю такой, - голос юноши был спокоен и не выражал ни радости, ни раздражения.
- Воспитанница Сизифа и ученица Андрэ.
- Святого Стрельца и Святого Феникса?
- Да, их самых!
Девочка, наконец, поднялась и начала отряхиваться, индус молчал.
- А что ты здесь делаешь? – Лакки подошла ближе. – И как тебя зовут? Личико такое знакомое-знакомое.
Она подошла еще ближе и склонилась над ним.
- Ты задаешь слишком много вопросов.
- Да неужели? – с долей сарказма произнесла она.
- Да, - он прекратил медитировать.
- И что ты будешь делать?
- Проверю тебя на прочность, - на его губах появилась легкая улыбка.
Еще мгновение и ее откинула неведомая сила к противоположному концу поляны, где она ударилась о ствол дерева.
- Когда ты… - начала, было, девушка, но вдруг заметила, что пальцы его правой руки, указательный и большой, сложены в одну из самых простых, но при этом самых мощных мудр.
- Когда ты успел меня атаковать? – закричала Лакки, вскакивая на ноги.
- Ты слишком много говоришь и слишком мало внимания уделяешь окружающему миру.
- Ну, надо же. Такая как я получаю взбучку от неизвестного юнца, - блондинка засмеялась и сжала кулак, пристально наблюдая за йогом.
- Меня зовут Асмита Девы.
- Чего? Золотой святой в таком возрасте? – от удивления девочка потеряла равновесие и упала. – Будем считать, что мне повезло.
Резко поднявшись и выбросив кулак вперед, блондинка бросилась в атаку.

Но не только Лакки, подчиняясь, то ли зову сердца, то ли врожденной интуиции, спешила домой. По горной тропе медленно, но верно поднималась интересная парочка. Девочке на вид было лет 12. Она смотрела на дорогу, слегка прищурив глаза, на губах блуждала нахальная улыбка, ярко-рыжие волосы ослепляли, а иссиня-голубые глаза завораживали. Ее учитель был полной противоположностью. Внешне спокойный, он ничем не выдавал своих эмоций. Только заостренные черты лица выдавали о прожитых испытаниях и тяжелой жизни. Длинные, седые волосы он убирал в низкий хвост, причем этот цвет волос явно намекал, что его предки были родом с севера. Серо-голубые глаза были подобны весенним небесам, так же спокойны и мудры, отражение безмятежности и некоторой задумчивости.
Большую часть пути им пришлось преодолевать пешком, Винсент и Ника уже порядком устали. Но серебряный святой на корню перекрыл желание девочки жаловаться: «Ты ведь хочешь стать святой? Воспринимай этот путь как очередную тренировку». После подобных слов у нее надолго отпало желание жаловаться на тяготы пути. Но приблизившись к Аттике, их подобрал на повозке мужчина, которому было с ними по пути. Он направлялся в Родорио, селение, расположенное неподалеку от Святилища, крестьянин сжалился над путниками и согласился подкинуть их до прямой дороги, ведущей к храмам. Из разговора крестьянин узнал, что Винсент не только святой, но и хорошо разбирается в медицине.
- Наверно сама Афина послала мне вас, господин Винсент. Моя жена больна и почти месяц не встает на ноги. Не могли бы вы посмотреть ее?
- А почему бы и нет? Хочется отблагодарить вас за то, что помогли нам преодолеть этот путь. Ника, ты с нами?
- Нее, - протянула девочка, - я по всем так соскучилась. А тут два часа или даже больше ждать тебя. Я доберусь до Святилища сама.
- Не боишься?
- Ни капельки!
Пока они говорили, из-за холмов показались вершины храмов золотых святых.
- А вот и пункт назначения! – она соскочила с повозки и помахала рукой учителю. – Встретимся в храме Близнецов.
Не слишком расстроившись тому, что до храмов придется добираться в одиночку, девочка тотчас рванула к первому храму, что располагался у склона горы, ведущей к Святилищу и покоям Афины. Издалека заприметив знакомую блондинистую шевелюру, стоящего спиной к ней парня, Ника решила подкрасться тихо и незаметно, по дороге снимая тапочек с левой ноги. Ловко замахнулась и запустила его в затылок Шиону. Подросток вскрикнул и резко развернулся. Перед ним с самым честным и невинным лицом стояла Ника, разводя руками в стороны, словно намекая: «А у нас сегодня тапочковый дождь».
На лице блондина читалось и удивление, и радость. Обида испарилась быстро, да и бесполезно было злиться на выходки настолько милого существа вроде Ники.
- Ээй, Шион! Хватит с доспехами обниматься, - на лице девочки появилась наигранная грозность. - У меня остался правый тапок, а у тебя мишень для прицела в виде лба. Что стоишь, словно призрака увидел? Это Ника!
Глаза лемурийца широко раскрылись, сегодня он соображал крайне медленно. Последняя тренировка вымотала его до предела, как и последние 2 бессонных ночи давали о себе знать.
- Аттата… - потирая ушибленный затылок и не сводя глаз с девушки, проговорил он. – Прошло так много времени, а ты ничуть не изменилась, хотя внешне порядком подросла и…
После этой фразы он почти согнулся пополам от хохота.
- Ты где тренировалась или может загорала на берегу моря?
- Грр…! – Не сдержавшись, Ника метнула второй тапок, которым попала точно в цель, а точнее в глаз паренька. – Идиот! Какое море??? Тренировки в тридцатиградусный мороз в России и в сорокоградусную жару в Египте. Я уж думала коньки отброшу. А ты тут… Опа.
Только сейчас до нее дошло, что она своим легким тапочком подбила ему глаз и по правой глазнице растекалась легкая синева, которая с каждой минутой лишь набирала цвет.
- Шион, эээ… Изви… - но договорить бунтарка не успела, за его спиной она увидела доспех, отливающий сиреневым блеском.
Любуясь доспехом, она уже успела позабыть, что чуть не прибила лучшего друга в день встречи.
- Что это за прелесть? – в ее глазах загорелся огонек.
Парень проследил за ее взглядом и с радостью ответил. Доспехи и все, что с ними связано было его коньком и на эту тему он мог говорить часами.
- Это бронзовый доспех единорога, неделю назад его хозяина убили на миссии, а сейчас он в починке, - блондин взъерошил и без того торчащие волосы на затылке еще больше. – Пока святой Овна не вернется, я буду в этом храме.
Голос Шиона предательски дрогнул, Ника с интересом оглянулась на друга, но тот стоял озадаченный какой-то мыслью и… печаленый?
- Что с тобой, Шион? Совсем не рад мне? – она коснулась его плеча и улыбнулась. – С чего такое кислое лицо?
- С недавнего времени, - начал он неуверенно и тихо, - я слышу голоса доспехов. Этот шепот рассказывает мне о прошлом, порой это сводит меня с ума.
Он закрыл глаза и сжал виски руками. Ника от неожиданной новости мигом забыла про доспех, сейчас ее беспокоило психическое состояние друга, неужели второй тапочек был лишним?
Но тут ее окликнули по имени, она обернулась и увидела до боли знакомое лицо. Это был Близнецы Аспрос. Судя по всему он услышал вопли и разборки у первого храма и решил спуститься.
За годы тренировок девочки старший брат подрос и вытянулся. Его длинные светлые волосы трепал легкий ветерок, а голубые глаза смотрели с нежностью.
- Ника, ну неужели это ты? – он ускорил шаг.
- Братик! – радостно завопила девочка и бросилась к юноше.
Было немного непривычно, что старший близнец был таким высоким, но Аспросу было все равно, он подхватил Нику на руки и прижал к себе.
- Хэй-хэй, что за шум, а драки нет? – наконец святой поставил ее на землю и переведя взгляд с сестру, на синяк Шиона, мягко улыбнулся и подозвал к себе блондина:
- Ты уж извини, у моей сестрички манер маловато, поэтому не принимай эти синяки всерьез, заживут. С детства ведь ее знаешь. Пойдем в храм Близнецов, найдем что-нибудь холодное, что можно приложить к твоей уже не первой боевой травме.
Шион все это время ничего не чувствовал, но после напоминания грека, появилась ноющая боль. Тихо хихикнув, лемуриец быстрым шагом пошел за Аспросом в храм Близнецов.

Юный святой созвездия Близнецов принес мальчику прохладной воды с тряпочкой, сказав:
- Приложи к ушибу, так синяк не будет слишком ярким и пройдет быстрее, - объяснив все это, парень оперся о колонну и перевел взгляд на сестру.
Ника словно не заметила этого и стала рассматривать мелкие трещинки потолка храма, болтая ногами.
- Мне пришло письмо от Винса. Он написал, что приедет вместе с тобой. Но… Но вместо этого ты как снег на голову свалилась и уже успела навести хаос в Святилище! Почему ты одна? Что-то произошло в дороге?
Ника опустила голову, буркнув под нос: «Ну вот, только приехала, а брат уже отчитывает, словно я ребенок маленький».
- Я жду, Ника, - голос Близнеца был спокоен, ровный тон в голосе брата не предвещал ничего плохого, но к удивлению рыжей бестии начинал давить на психику и веселое настроение переменилось на раздражение.
Она не сдержалась. Резко подскочив со своего места, девочка стукнула ладошкой по столу, несмотря на то, что ладонь была детская, звук получился внушительно грозным и разнесся по храму. Шион чуть не опрокинул на себя посуду с водой. Да, сегодня явно был не его день.
- И не надо меня отчитывать! Я не маленькая! – Ника с вызовом посмотрела на своего старшего брата. – И вообще, где братик Деф? Он не такая зануда как ты.
Она скрестила руки на груди, показала ему язык и отвернулась.
Аспрос без страха и тени вины приблизился к рыжей бестии и взъерошил ей волосы.
- Не маленькая говоришь? – он сел перед ней на корточки и потянул за плечо. – Ты в этом уверена? От горшка два вершка, а шума как от десятерых. Где тут взрослость и серьезность?
Грек тихо засмеялся.
- Когда ты получишь доспех и станешь святой, тогда и поговорим как взрослые люди, а до того момента ты моя младшая сестренка и головная боль Святилища, - Аспрос уже приготовился парировать все ее доводы, но последующее событие его, мягко говоря, обескуражило.
С боевым кличем Ника запрыгнула ему на плечи и вцепилась в волосы.
- Взрослый говоришь? – тут бесенок потянула на себя длинную челку Близнеца. – Тогда почему пропустил мимо ушей вопрос про Дефа? А?
- Ника! Ай! – святой понял, что без потерь этот поединок не пройдет. – Я спросил, почему ты приехала одна! НИКА!
- ТЕПЕРЬ Я ВЫШЕ ТЕБЯ, БРАТИШКА! МУХАХА! – по воплям стало ясно, что старший может запросто лишиться доброй половины своих волос.
За этим побоищем наблюдал Шион, он спрятался за стол, однако понял, что его убежище ненадежно, а ему ой как сегодня везет, паренек скрылся за ближайшей колонной и осторожно оттуда выглядывал.
Девочка вопила, парень покатывался со смеху, ибо его младшая сестра оставила в покое волосы и перешла на щипки и щекотание.
Тут Шион попятился уж было назад, но почувствовал, что его кто-то остановил, паренек испуганно вздрогнул и обернулся, увидев позади высокого седовласого мужчину, тот приложил палец к губам и легко улыбнулся.
Он сделал шаг вперед и хлопнул в ладоши, тут Ника, наконец, заметила в дверях своего учителя и кубарем слетела с брата, поправляя на себе волосы и накручивая одну прядь на палец типа «ангелочкам лейблы раздавали, а я немного припоздала». Однако она знала, что такой трюк с учителем давно не срабатывает.
Винс подошел к Аспросу, который тщетно пытался уложить растрепанные волосы.
- Думаю, ты почти забыл как я выгляжу, поэтому представлюсь. Меня зовут Винсент Карнелл, я учитель твоей младшей сестры Ники, - в знак приветствия мужчина пожал ему руку.
Потом он повернулся к девочке, внимательно посмотрел на нее и серьезно произнес:
- Ника, со дня на день тебя ожидает участие в турнире, ты можешь хотя бы это время вести себя серьезно? – маленький бесенок лишь кротко кивнул, спорить или язвить учителю она сейчас не решалась. – И вы, кажется, изрядно напугали юное дитя.
Лемуриец наконец вышел из-за колонны, он все еще держал влажную тряпочку около глаза, несколько секунд мальчик мялся, но все же представился.
- Меня зовут Шион, я ученик мастера Алтаря Хакурея.
- Ну-ка, посмотрим на твою травму, - Винсент присел перед ним на одно колено, оглядел ушиб, заметив, - не ты первый и не ты последний.
Мужчина закрыл глаза и раскрыл ладонь, на ней, слабо сияя, появилось призрачное перо, которое он приложил к травме, спустя мгновения синяк рассосался на глазах.
Мальчик почувствовал как в его тело приливают новые силы, на радостях он уже хотел поблагодарить Винса, но то его опередил:
- Шион, благодарю тебя, за то, что приглядел за моей горе-ученицей, - учитель Ники поднялся, - Аспрос, и тебя тоже.
Грек легко улыбнулся, отвечая:
- Чего уж там. Я привык к ее выходкам. А вы наблюдательны, господин Винсент.

- Ты самоубийца? – Асмита запросто сдержал ее удар о свое космо, сформировавшее вокруг его тела прочный кокон.
- А ты трусишка? – блондинка уже не скрывала раздражения.
Это был третий раз, когда он откидывал ее на противоположный конец поляны. На лице и руках было множество ссадин и порезов, но юная воительница не обращала на них внимание. Ею завладел сам поединок. Такого соперника она давно не встречала.
- Хватит играть со мной! – на мгновение ярость захлестнула ее сознание.
- Да, ты права. Достаточно игр, - индус поднялся на ноги и сделал несколько шагов в ее сторону.
Мир прекратил существовать, казалось, словно девушка зависла в пустоте.
«Это как бескрайний космос, о котором мне рассказывал учитель», - любопытство уступало место страху. – «Неужели я умру здесь, в неизвестности и пустоте?»
У нее дрожали колени, сердце пыталось пробить грудную клетку, а перед ней стоял спокойный святой Дев. Он даже не открыл глаз.
- Думаю на этом мы с тобой и закончим. Многие гибнут, так и не получив доспех. Чем ты хуже них? – он сомкнул ладони в молитвенном жесте.
- Я не погибну, - Лакки опустила голову, но фраза прозвучала четко.
- Что?
- Я не погибну, - с этой фразой к ней пришел покой.
Напевая про себя незатейливый текст мантры, она нашла слабую лазейку к своим силам.
- Я НЕ ПОГИБНУ! – закричала она и в противовес ему с громким хлопком сомкнула ладони.
Словно из пустоты проступали слова ее наставника Джейта, которого она увидела словно наяву. Старый монах сидел в позе лотоса, перебирал четки с закрытыми глазами и спокойно говорил ей наставление перед отбытием в Грецию: «Если хочешь побеждать – начни с себя. Победи страх внутри. Если ты с этим справишься – половина дела сделана. Ты сможешь победить»
Его слова звучали у нее в сознании. Девочка чувствовала, как энергия течет по ее телу. Течет сквозь ее тело.
- Интересно…
Пустота покрылась сетью трещин.
Асмита расслабил ладони и насмешливо улыбнулся.
- Все намного интереснее, чем я думал, - с этими словами он исчез.
Лакки удивилась, на большее уже не оставалось сил. Блондинка без сил опустилась на траву. Только теперь она почувствовала, как саднит кожа и болит тело.
- Ай-яй-яй, зачем вы устроили побоище посреди леса? – до ее помутненного разума донесся чей-то задорный голосок.
- Это не побоище… - язык почти не слушался девочку.
- Ты вся изранена и твои руки в ожогах, - перед ней кто-то опустился на траву и коснулся ее волос.
- Кто ты?
- Я одна из нимф этого леса, мое имя Амата. Похоже тебе нужна помощь?
Лакки попыталась встать, но силы покинули ее.
- Не отказалась бы.
- Тогда отдохни, - незнакомка провела кончиками пальцев по векам блондинки.
Девочка погрузилась в глубокий сон

- Лакки, ты в порядке? – голос учителя звучал глухо, словно она была под водой.
Она была словно оглушена, но боли в теле больше не ощущала.
- Кто тебя так избил? Когда ты успела получить столько травм? – Андрэ прижал ее к себе, баюкая словно маленького ребенка. – Ответь, Лакки. Спустя некоторое время она, наконец, отозвалась.
- Я пересеклась со святым Девы.
Андрэ похолодел.
- Я ведь вроде говорил, что некоторые святые могут убивать своих, как и чужих. Святые Девы одни из них. Тебе еще повезло. Хорошо, что ты осталась жива.
- Он мне что-то говорил. Но сейчас я ничего не могу вспомнить.
- Странно, что ты осталась жива, - похоже, Феникс был озадачен.
- Ты уже успел обрадоваться? Плохой же ты учитель, Андрэ! – девочка оттолкнула его и отвернулась.
- А кто обработал твои раны? – брюнет недоумевал.
- Она сказала, что она Амата, нимфа-хранительница этого леса, - Лакки-таки смогла подняться.
- Похоже ты на хорошем счету у богов, - Андрэ хитро улыбнулся. – А теперь в путь. Я и так все утро потратил на то, чтобы тебя найти.

Через полчаса они выдвинулись в дорогу. Святой держал поводья в одной руке, в другой осторожно придерживал спящего зверька, чуть позади него ехала Лакки. Ее запястья и руки были покрыты ссадинами и слабыми ожогами (такое количество космо просто обожгло ее руки). Девочка набросила на плечи дорожный плащ. Дорога протекала в тишине. В ближайшей деревне они продали лошадей и дальше пошли налегке.


Винсент взъерошил волосы на голове Ники и с легким смешком произнес, стараясь разрядить накалившую атмосферу:
- Сегодня после тебя хоть храм уцелел.
Аспрос и Шион засмеялись, а девочка фыркнула:
- Сказал бы, что переживал и места себе не находил, торопился в Святилище, а ты… - она отвернулась и зло посмотрела на парнишку. Лемуриец вздрогнул.
Винсент с улыбкой развел руки, дескать «ребенок, побесится и перестанет».
Но, похоже «ангелочек» уже забыл про все обиды и тянул мальчика за рукав к выходу.
- Шион, пойдем прогуляемся. Я так давно не была в Святилище! Так соскучилась по его закуткам!
Блондин засмеялся в ответ. Ника почти не изменилась. Она не стала ни на каплю серьезнее или взрослее. Изменилась внешность, но не сознание. Он вспомнил их детство. Стать Святыми Афины – было их безумной детской мечтой. Тогда было так мало обязанностей, мир казался большим, светлым и приветливым, когда так весело было доводить его Святейшество Сейджа и удирать из главного храма. Никаких забот. Никаких предстоящих войн, никаких смертей и боли. Тогда они не задумывались о том, что творится вокруг, это было самым счастливым временем в их жизни…
Совсем скоро станет ясно, исполнятся их мечты или эти мечты истлеют подобно соломе в костре.
Друзья детства выскочили из храма.
- Нииииика, а ты расскажешь мне про свои тренировки с мастером Винсентом, да? Так интересно, что находится за пределами этих гор и моря. Я ведь дальше Джамира и не выбирался, - он утер нос. – Это будет платой за тот синяк, что ты мне поставила на радостях.
Паренек обо что-то споткнулся и врезался в нее.
- Ника, не стой столбом, побежали!
- Ах ты, мелочь! Обогнать меня вздумал? Ха-ха! Не на ту напал! – рыжая бестия резко бросилась за Шионом.
Полутемное помещение сменилось ярким солнечным светом, на мгновение ослепившее девочку. Всего лишь доля секунды и девчушка врезалась во что-то, как оказалось, это была спина лемурийца.
- - Ауч, мой нос … Шион! Чего встал столбом?!
- Пхах, теперь мы квиты. Посмотри, - он указал на дорогу.
По ней шел путник.
- Кто бы это мог быть? – задумчиво произнес блондин.
- Это Андрэ, - следом за ними вышел Винсент.
Он давно почувствовал приближение знакомой и теплой ауры.
- Андрэ Делакруа, мой старый добрый друг и учитель Лакки, - мужчина встал рядом со своей ученицей. – Ты их помнишь, Ника?
- Лаа-кки, хмм, - протянула она и покосилась на мастера в ожидании подсказки, но тот уже стоял рядом с брюнетом и пожимал ему руку.
- Винсент, сколько лет, сколько зим. Рад тебя видеть! – в голосе Андрэ слышалась нескрываемая радость, он крепко сжал ладонь старого друга.
- Андрэ, а ты смотрю нисколько не изменился, пройдоха, - в глазах седовласого мужчины появились искорки.
- Лакки…..Лак…Аррр, не помню я! - девочка театрально стала драть на себе волосы, со стороны это казалось так наигранно, что Шион не удержался и прыснул от смеха.
Ника покосилась на лемурийца и с нехорошей улыбкой двинулась на него.
- Шио-о-он! – она поманила его пальцем, притворно улыбаясь.

- Что-то не похоже на тебя, Андрэ. Ты опаздываешь. Я уже было решил идти к Святому отцу один. Где твоя ученица?
- Нас задержали в пути. И еще Лакки наткнулась на святого Девы. Он ее немного потрепал, но все-таки оставил в живых.
- Неужели тот юнец уже получил доспех? – Винсент задумался. – Она сильно пострадала?
- Не очень, ссадины, ушибы и слабые ожоги.
- Лакки сможет выступить на турнире даже будучи при смерти, это ее мечта с раннего детства.
- Так, где она? – Винсент повторил вопрос.
- Она немного отстала, может, присела отдохнуть в каком-нибудь из начальных храмов. По пути в Святилище она подобрала зайца с больной лапкой. Ты их потом осмотришь?
- Хорошо, - святой поправил свои седые волосы.
Вдруг он услышал шум позади себя, оглянулся и едва, покачав голов, улыбнулся:
- Ну что за ребенок…
Андрэ засмеялся.
- А я думал, что только моя наводит хаос. Твоя ученица смотрю, как всегда энергична.
- Хах, вот еще, это гиперактивное дите не дает покоя ни себе не другим.
Шион и Ника в этот момент клубком катались, похоже, хрупкое равновесие лемурийца пошатнулось, и он решил немного отступить от правила «не бить девочек». И сейчас они самозабвенно колотили друг друга.
Винсент, не зная как оправдать свою бестолковую ученицу, лишь произнес:
- Дети, такие беспечные порой. Даже, несмотря на то, что впереди их ожидает столько испытаний…
Андрэ похлопал друга по плечу:
- Думаю и тебе нужно брать с них пример. Ты совсем разучился расслабляться. А теперь не стоит терять время. Его Святейшество лучше не заставлять ждать. Идем.
- Да, - Винсент улыбнулся.
Его друг как всегда оказался прав, но ради тех, кто еще жив, ради дорогих и любимых, он не должен расслабляться, ни на минуту…никогда
Друзья пошли, но по дороге Винс остановился, чтобы предупредить свою ученицу:
- Ника, мы идем к Святому отцу, поэтому встретьте гостью как подобает.
Девочка посмотрела на него, вся растрепанная и запыхавшаяся, она лишь кивнула.
- В общем, Шион, - он взъерошил и без того потрепанную шевелюру мальчика, - рассчитываю на тебя. Убереги ее от некоторых глупостей, как мужчина.
- Хорошо, мастер Винсент, - он тяжело дышал.
Когда спины учителей скрылись за стенами четвертого храма, девочка с обидой в голосе произнесла:
- Такое чувство, что он меня совершенно не воспринимает всерьез.
- А мне кажется, что он просто сильно за тебя волнуется. Насколько я слышал от своего мастера, последние пару лет тренировок в Египте выдались для тебя очень тяжелыми. Даже я волновался, по тем коротким письмам, что ты писала, очень трудно было понять как ты там. Поэтому не будь так строга к нему.
Ника вопросительно посмотрела на него, вскинув бровь:
- Эй, ты откуда таких мудреных слов набрался? – вопрос так и остался без ответа.
- А вот и Лакки! – Шион не обратил внимание на весьма подозрительный взгляд в его сторону и начал махать рукой девочке.
И на расстоянии было видно, что она несет кого-то на руках.
Несмотря на усталость, блондинка держала осанку, светлые волосы были убраны в хвост и перевязаны красной лентой. Глаза, цвета молодой весенней листвы, были немного уставшими, но смотрели вперед с каким-то несвойственным детям упрямством. Изредка поглядывая на зайца, она чему-то улыбалась и, неспеша шла к храму Близнеца. На ней был темно-синий дорожный плащ, изрядно потрепанный и вывалянный в пыли. Но это скорее дополняло образ будущей святой, как говорил Андрэ, глядя на свою ученицу: «В тихом омуте черти водятся, но этот омут, похоже, даже черти обходят стороной».


Глядя на Лакки, у Ники так странно екнуло сердце. Похоже, они были когда-то хорошо знакомы, но почему тогда никаких воспоминаний? Никакой ниточки ведущей к этому прошлому не осталось, словно кто-то намеренно их удалил из сознания, оставив пустоту и какую-то тяжесть на сердце.
- Хм, - почесывая затылок, Ника протянула руку блондинке и широко улыбнулась. – Ну, здравствуй. Мы типа тебя тут встречаем.
Рыжая бестия немного смутилась и не знала что сказать, паренек заметил это и пришел ей на помощь.
- Привет, Лакки! Твой учитель уже проходил здесь. Они с Винсентом пошли к Святому отцу, а мы ждем тебя, - лемуриец начал тараторить так, что даже Ника диву далась: оказывается и ее старый добрый друг болтун тот еще. – Меня зовут Шион, а это Ника, ученица Винсента
- Значит, учитель решил все успеть и почесать языком со своим другом? Ну-ну, я ему еще это припомню, - с наигранной злостью произнесла девочка и поправила ткань, на которой лежал заяц.
Спустя некоторое время между ними завязался разговор, а Шион успел утащить раненого зверька и теперь сидел и гладил его.
За этой беседой они не заметили, как к храму Близнецов подошли две фигуры. Это был Лев Иллиас и его друг Телец Альдебаран. Похоже, Альдебаран встретил Льва у своего храма и вызвался немного проводить его.
Отвлекшись от беседы, Иллиас окликнул блондинку:
- Лакки, неужели ты вернулась?
Девочка медленно обернулась на голос и тихо проговорила:
- Братик Иллиас… Братик… - произнеся последнее слово, она побежала ему навстречу.
Лев тепло улыбался и поймал свою младшую сестру в объятия.
- Как же я соскучился по тебе, Лакки, - мужчина так крепко прижал ее к себе, что казалось еще мгновение, и он ее удушит.
- Братик, я дни считала, когда домой вернусь. Ты получал мое последнее письмо? Думаю, получал. Я так хочу увидеть Сизифа и своего мелкого племяшку Регула! – девочка радостно тараторила и висела на шее счастливого святого.
Альдебаран немного отошел в сторону и наблюдал за воссоединением семьи.
- Расгадо, я, пожалуй, пойду, - Лев осторожно придерживал тараторящее светловолосое чудо на весу.
- Хорошо, Иллиас. Познакомишь как-нибудь со свой младшей сестрой? - Телец улыбнулся и пошел к детям, что стояли неподалеку.
Высокий и мощный золотой святой выглядел немного растерянно. Почесывая затылок и держа другой рукой золотой шлем, он словно говорил сам с собой:
- Да как же это я так, - его зеленые глаза лучились добротой, - заблудился в Святилище. Ребятки, не подскажите мне, где я нахожусь?
Альдебаран посмотрел на Шиона, стараясь выглядеть как можно серьезнее. Но паренек не смог сдержаться и рассмеялся, а Ника сложила руки на груди и сказала блондину:
- Что-то ты сегодня крайне весел, Шион, - в голосе Ники чувствовался сарказм, лемуриец ее уловил и смолк. – Шион я, конечно, дико извиняюсь за последний тапок пущенный в тебя.
Уже успокоившись, он обратился к золотому святому, чей образ словно был пропитан золотом и теплом солнца. Несмотря на крепкую слаженность и воинственную стать, угрозы от него не чувствовалось.
- Мастер Альдебаран, это третий храм Близнецов, вы на один ошиблись, - на сей раз паренек не рискнул смеяться, позади него, с тапком наперевес стояла Ника.
- Спасибо, Шион. Теперь нужно и дорогу домой найти, - Телец добродушно улыбнулся. – Познакомишь меня со своей боевой спутницей?
- Конечно! Это Ника, она только недавно вернулась из долгого путешествия и хочет стать святой Афины, - паренек посмотрел на солнце, - ее учитель Винсент Карнелл, думаю, вы его знаете. А теперь простите. Мой учитель скоро вернется, я должен его встретить.
Мальчик улыбнулся Нике и почтительно поклонился Альдебарану, и в ту же секунду телепортировался.
Расгадо этому ничуть не удивился. Маленького Шиона он знает с детства.
- Какая досада, - девочка насупилась и села на ступени храма, - удрал, а ведь обещал прогуляться со мной по Святилищу. Да и братик Дефтерос куда-то запропастился.
Совершенно случайно она произнесла имя того, о ком в Греции знали единицы.
- Дефтерос? – Альдебаран вопросительно посмотрел на Нику.
Рыжая бестия уже поняла, что сказала то, о чем стоило молчать, но терять уже было нечего.
- Это мой старший братик. Мастер Расгадо, вы знаете его? – она широко раскрыла глаза, ожидая ответа от святого.
Телец немного растерялся. Ника выглядела подавленной и вымученной, может после дороги, а может из-за того, что расстроилась.
- Слушай, Ника, мне нужно вернуться на свой пост, во второй храм, я знаю очень немного, но если тебе это так важно, то могу рассказать.
Сейчас девочка очень напоминала своего учителя. Если Винсент зол или расстроен, он замыкался в себе или уходил. Так же поступала и его непутевая ученица. Вот и сейчас, опустив голову и спрятав глаза, она старалась не показывать свою грусть этому добродушному гиганту.
- Эй, - Телец не сильно щелкнул Нику по кончику носа, - думаю, твоему брату не понравился бы такой настрой
Девчушка подняла взгляд на Альдебарана. Он говорил правильные вещи, которые ее приободрили.
- И то верно! – она подскочила со своего места, широко улыбаясь и рассекая детскими кулачками воздух, словно с кем-то сражаясь.
Расгадо не удержался и засмеялся, а потом погладил ее по голове.

Ника все-таки проводила святого до его храма. Тот в благодарность за составленную компанию рассказал все то, что он знает о Дефтеросе.
- Чаще он сидит в третьем храме, с братом или один. Но когда ему надоедает каменная клетка, Дефтерос уходит в сторону леса. Возвращается спустя несколько дней, на рассвете, потрепанный и усталый. А вообще, - Телец словно о чем-то задумался прежде чем продолжить, - он очень скрытный паренек. Святой отец видит в нем угрозу и запрещает тренировки. Поэтому где он и чем занимается, не знает порой даже Аспрос.
Девочка внимательно выслушала святого и поблагодарила. Дорога назад была наполнена мыслями и воспоминаниями о прошлом и последних тренировках в Египте, они по сей день не давали ей покоя.
«Завтра, обязательно завтра. Я пойду на поиски братика Дефа!»

Египет, Карнак (деревушка, что расположен близ Нила). Ника (10 лет) со своим учителем Винсентом. Друг Винса Одайон – 38 лет и его единственный сын Акил (с ег. интеллект) - парнишка 17 лет.

- Ахх, - тяжело вздохнула Ника.
В этот вздох было вложено столько эмоций, сколько и за день не испытаешь. Очередной подъем спозаранку от того что, голова ее так удобно расположилась на холодном полу, а ноги на кровати.
- Вот же! Каково мне спокойно не спится! Похоже, в ближайшем будущем меня не удивит пробуждение в песке. Так, а зачем я сама с собой говорю? - пока девчушка размышляла об этом, она окончательно сползла на холодный каменный пол.
Холод согнал с нее остатки сна, она выглянула на улицу. Солнце только поднималось, у большинства жителей этой деревушки, уже вовсю кипела работа.
Ника решила пройтись в дальнюю комнату небольшого домика, чтобы проверить, может быть ее другу Акилу тоже не спится.
Шлепая босыми ногами по каменному полу, девочка шла к комнате старшего товарища. В голове как обычно крутилась сотня вопросов, которые она была намерена задать другу. Винсент не видел в этом ничего плохого. Он привык и терпеливо отвечал на каждый вопрос, даже самый глупый. Все же ребенок еще, хоть и наглый до ужаса.
Ввалившись в комнату без стука, она обнаружила пустую кровать.
«Хэй! Неужели я пропустила что-то важное? Куда он свалил в такую рань?» - не теряя времени, рыжая бестия натянула сапоги и схватила плащ.
Ника знала лишь одно место, куда мог пойти ее друг. Это была их тайная база, куда они любили сбегать без разрешения. Местные рыбаки были в курсе этой заводи, а вот Винсент и Одайон нет.
За тот год, что Ника и Винс жили в Египте произошло очень много событий. Но несмотря на такую разницу в возрасте (7 лет), Ника и Акил крепко подружились.
Акилу было 17 лет, он приемный сын Одайона. Мальчику бедва исполнилось 3 года, когда его родители погибли в голодный год. Паренек чудом выжил, тогда его и подобрал Одайон. Он стал ему сыном и любимым учеником, с которым он с радостью делился своими познаниями о медицине. Люди называли его гением и мудрецом, однако он отрицал это все с улыбкой говоря в ответ: «Знания – это великая сила, в которых кроется больше чем просто суть нашего бытия». Когда Акилу исполнилось 8 лет, его приемный отец слег неизлечимой болезнью. Мальчишка был убит горем и не верил, что отец так скоро покинет его. Жизнь угасала в Одайоне с каждым днем. Шансов практически не было, но вот в один прекрасный день в дверь постучал седовласый человек, который назвался Винсентом Карнеллом, который захотел стать учеником Одайона.
Акил был очень удивлен, что в такой тяжелый период к ним еще и незнакомец пожаловал. Однако Винсент без промедления приступил к лечению, и буквально через пару дней ему стало легче, а через неделю он смог встать с кровати. Чуть позже серебряный святой рассказал старому лекарю о том, как он окунулся с головой в изучение медицины и алхимии.
Есть часть жизни, которую он бы с радостью забыл как страшный сон или просто со временем стерлось бы из его памяти, но нет же. Моментами это грызет изнутри, тогда он был так слаб, так беспомощен. Никчемные навыки пятнадцатилетнего ребенка, который был счастлив со своими родителями и никогда не думал, что наступит момент, когда все это исчезнет, разлетится как прах на ветру и оставит раны в сердце, что саднят его и беспокоят по сей день. Он видел, как болезнь отнимает самое дорогое. Как из рук ускользает все то, чем он раньше так дорожил и даже гордился. Когда мы счастливы то не замечаем порой самого простого. Мы не учимся, а лишь созидаем свои навыки. Разве человек воспарит к небесам, не поняв боль от падения? Так и случилось с Винсентом, как бы грубо это не звучало, но он стал прекрасным лекарем лишь потому, что некогда именно отсутствие этих навыков причинили ему страдания.
Однако его познания были все еще не так велики, поэтому он и искал учителя. Простая случайность соединила судьбы нескольких чужих людей. У Одайона появился лучший друг, а у Акила пример для подражания.

_________________
Дело не в дороге, которую мы выбираем; то, что внутри нас, заставляет выбирать дорогу.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]


Последний раз редактировалось: Sisyphos (Вт Дек 06, 2011 2:21 am), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Sisyphos
Покровитель Пегасов
avatar

Сообщения : 39
Дата регистрации : 2011-08-27
Возраст : 27
Откуда : Самара

СообщениеТема: Re: "Сказание о Диоскурах" XVIII век   Вт Дек 06, 2011 1:33 am

Внешне Акил был щупленьким пареньком, волосы черные как смоль, а глаза глубокого карего цвета. Винсент часто рассказывал ему про силу святых Афины, про добро и справедливость, что они защищают. Мальчик загорелся стать таким же сильным воином как и святой Ибиса. У него были такие грандиозные планы, но Винс лишь снисходительно улыбался. Путь святого тяжел, а путь святого-лекаря еще тяжелее. Но это не значило, что он не верил в этого ребенка, скорее наоборот. Вера была так сильна, что Карнелл сам стал его наставником.
Прошло время, Акил получил серебряный доспех и успел набраться медицинских знаний от своего отца. Любимым местом тренировок была река Нил. Доспех крокодила, знак пожирателя, символизирующий необходимость пройти через смерть к новой жизни. Крокодил с открытой пастью означает движение против течения, освобождение от ограничений мира. Однако Акила мало волновали божественные замыслы, он добился чего хотел, стал сильнее. А жизнь и смерть, и загадки божества Себеку его совсем не волновали.
А теперь вернемся к Нике. Девочка прибежала на берег великой реки и еще издали узнала силуэт Акила. Парень стоял в доспехе. В серебряном металле доспеха отражался плеск волн. Он просто стоял и смотрел на горизонт. На крики и удары девочки он просто не реагировал. В его взгляде была такая грусть и тоска, и… Это чувство Ника еще не знала. Ярость, ненависть, тревога, страх? Лучи солнца осветили доспех и лицо паренька. Он был изрядно побит, на лице были царапины, а на кулаках капли крови.
- Акил, что случилось?
Никаких эмоций не отразилось на лице парня, словно он намеренно игнорировал присутствие девочки. Обстановка вокруг накалялась. Солнце взошло достаточно высоко и, оно отражаясь в волнах Нила делало их темно-бирюзовыми. Но чем выше поднималось солнце, тем темнее становилась вода, которая теперь приобрела грязноватый оттенок. В воздухе нависло странное чувство, словно скопилась вся злость и ненависть ко всему живому. Дышать становилось все тяжелее и тяжелее. Она уже больше не ощущала присутствия друга, рядом было что-то более могущественное и злобное.
- Акил! – вместо громкого оклика получился лишь придавленный и хриплый крик.
А потом накатил страх и некоторое раздражение. Хотелось ударить чем-нибудь тяжелым этого парня, чтобы он прекратил так стоять, чтобы, наконец, обратил внимание и объяснил, что случилось. Но вдруг ее хаотичные мысли прервал учитель.
- Ника! Отойди от него!
- И не подум… кхха… - девчушка закашлялась, дышать становилось все сложнее.
Но Акила похоже ничего не волновало, воздев руку к небу, он вызвал пару небольших вихрей на глади совершенно черной воды. Девочка посмотрела на учителя. Он выглядел на редкость растерянным. Последний раз она видела Винсентом таким на тренировке в России, где они стояли на крыше домика. Тренировка заключалась в поиске и развитие равновесия и гармонии. Эти два чувства могут во сто крат увеличить поток космо.
Тогда она ласточкой скользнула с заснеженной крыши двухэтажного дома, что принадлежал Винсенту. Учитель насмерть перепугался в эту секунду, однако он рассчитывал, что в ситуации на грани у нее появятся некоторые способности, которые Ника мельком показывала прежде. Не теряя ни секунды, он спрыгнул следом, увиденное его даже развеселило. Горе-ученица сидела на огромном сугробе как на троне и что-то вперемежку с нытьем и ругательствами пыталась доказать себе. Винсент успел расслышать: «Даже за шиворот насыпало. Воооот невезуха! Настырный гаааад, ты и в сапоги насыпался??? Гррр…»
«Раз такая активная – значит, жива и все в порядке».
Таких ситуаций за 6 лет было множество, казалось пора бы уж привыкнуть к подобному, но нет...
Если бы Ника только знала, что ее учитель пережил бессонную ночь в сражении с призраком, не особо сильным, но очень хитрым.
Если бы только Ника знала это… она бы не стала перечить учителю и послушалась его приказа. Но откуда ребенку знать то, что произошло этой ночью? Она сладко спала, по велению одной из техник призрака.
Акил и Винсент как святые Афины успели почувствовать темную ауру и не позволили этой сонной дымке окутать и их тела. Однако под чары попали Ника и Одайон. От ученицы он успел отвести беду, а вот от друга… Есть такие вещи, которые не подвластны простым смертным, пусть даже они и обладают тайными знаниями.
Винсент уже сталкивался с этим чувством. Потеря дорогих и любимых. Еще сложнее было заставить мозг работать трезво, а тело слушаться. Акил обвинил его в смерти своего отца, хотя парень сам себе боялся признаться, что перетрусил больше чем Карнелл и не сделал ничего. Серебряный святой принял упреки Акила. У мужчины был выбор, и он сделал его в пользу своей ученицы, которая была ему как дочь. Пусть и со стороны это выглядело очень эгоистично. Пока парень вымещал на нем злость и негодование, Винсент определил источник враждебной ауры и поспешил к нему, святой крокодила последовал за ним. Однако в пирамиде паренек тотчас попал в иллюзию жреца.
Это был тот самый жрец, что называл себя «Божественным гласом». Завистливый и мелочный, он пытался уничтожить Одайона или же опорочить его имя. Способности жреца сильно уступали таланту приемного отца Акила. Некогда он пришел к Одайону и просил взять его в ученики, но мудрый лекарь уже тогда увидел в его глазах огонек злости и алчности и немедля отказал ему. Прошли года, неотесанный и хитрый паренек вырос и занял место главного жреца. Это был второй человек после фараона по власти и силе. Столько лет он взращивал эту ненависть и вот этот день настал. Столько лет ожиданий и вот механизм мести запущен! Да, это именно тот механизм, что разрушает все, что попадается на его пути. И нет конца и края этой цепи, бесконечность ненасытной ненависти, этот порочный круг способен разорвать лишь один, тот кто властен пойти против этой системы, наступив на глотку устоям и принципам, какими правильными они бы ни казались раньше, в такой момент накопившаяся злоба теряет свою цель и со временем исчезает, такой хрупкий на первый взгляд механизм способен разрушить все.
Жрец ждал пока ярость и злость ослабит обоих, дабы потом переманить святых на свою службу, только не тут-то было. Винсент знал, что эмоции показывать врагу никак нельзя, годы тренировок научили его выходить победителем с собственным страхом. Чего нельзя было сказать об Акиле. Паренек быстро поддался злости и был уже на пороге бездонного омута. И без того шаткое равновесие души подкосила иллюзия врага. Мальчик был готов сделать этот роковой шаг, но его уберег доспех, который был божественного происхождения. «Я должен это сделать. Я должен уничтожить виноватых в смерти отца, но мне нужно больше силы! Я должен!» - Себек с явной неохотой откликнулся на сей призыв.
Враг явно не ожидал, что юноша сможет побороть этот барьер, разорвав сеть сомнений, что окутали его сердце, и сломить неприятеля. Древнее божество, похоже, заинтересовал исход поединка, порой божествам скучно сидеть и наблюдать за обыденными вещами людскими. Подросток рассеял иллюзию и медленно пошел навстречу врагу. Планы мести рухнули в один миг. Тело жреца схватила неведомая сила и в мгновение ока переломала все кости в его теле. Ни один мускул на лице Акила не дрогнул. Он делал то, что должен был сделать.
- Ты отплатил своей жалкой жизнью за смерть отца, - голос святого звучал довольно тихо, но эхо каменных стен придавали его тембру некоторые зловещие нотки.
С безумной ухмылкой на лице он наблюдал предсмертную агонию врага.
- Один повержен, остается двое. Хотя… если Винсент не позаботится о том слабаке, то трупов будет трое, - его голос не звучал грозно, скорее довольно сухо и грубо для 17-летнего парнишки.
В душе еще оставалась пара человеческих эмоций, но ненависть быстро охватывала его разум. Сила божества стирала в нем все границы, заставляя забыть те мечты и стремления, что вели его с детства, да можно сказать, что он был ослеплен этой силой. Медленно сгорали воспоминания: вот улыбка и смех приемного отца, вот он его корит за мелкое хулиганство, а вот они вместе с Винсентом и Никой пьют травяной чай…
Как бы ни были прекрасны эти воспоминания, Акил сжег их. Ведь они сейчас ему просто напросто были ненужным грузом, к чему связи, дружба и любовь, без них ведь так просто жить. Не бояться терять, просто упиваться тем, что так легче жить, просто откинув это.
Вспышка молнии пронзила сознание: холодный пол, остывающее тело матери, его плач и бессилие…
Парень закричал, что было силы, и упал на одно колено, его душа пылала от боли, от страха. Это было какое-то безумие. «Зачем?1…ЗАЧЕМ ЭТО...?!»
- Я всех убью! Всех! Они виноваты, что я остался один и потерял всех близких! Их кровь будет платой за все потери! – он безумно засмеялся, стены задрожали.
Акил вышел в зал, где совсем недавно сражался Винсент и призрак. Карнелл одержал победу и был рад, что мальчик был в порядке.
Но спустя секунду понял, что Акил проиграл самому себе. Ледяная аура коснулась души серебряного святого. Страх, боль, ненависть, безумие, все это плелось воедино.
Святой Ибиса сжал алое перо, которым совсем недавно поверг призрака и напрягся.
- Акил, как же ты… - но неведомая сила не дала ему договорить и отшвырнула его в тонкую стену, которая легко треснула под ударом и серебряный святой пролетел еще добрую пару метров, приземлившись на песок, что заметно облегчило его падение, однако от болевого шока он потерял сознание.
Последнее, что видел седовласый святой была презрительная ухмылка мальчика.
Спустя некоторое время Винсент пришел в себя, левая рука не двигалась. Превозмогая боль, он вставил вывихнутую кость на место и побежал в тайное место Акила и Ники, о котором он узнал давным-давно.
На берегу этой неприметной бухточки Винс увидел подростка, тот стоял неподвижно и не обращал внимания на крики и маленькие кулачки девочки.
- Ника! Отойди от него! – серебряный святой крикнул, но было поздно.
Ученица не послушалась его, да и уже не могла. Техника подростка сделала свое дело. Рыжая бестия потеряла сознание.
И тут Винсенту стало страшно по-настоящему. Эта непослушная девочка, что успевала навести хаос в Святилище, довести до нервного тика многих хладнокровных и закаленных в боях воинах, была дорога ему как дочь. Может непослушная, может немного эгоистичная и капризная. Но только не сейчас. Святой Ибиса не мог потерять и ее. В его мозгу эти мысли пролетели за секунду.
-Чувства потеряны? Цель растоптана амбицией? Пытаешься собрать жалкие мысли в кучу?, - Винсент сделал первый шаг навстречу, проронив глухой смешок при последних словах.
Скрывая тревогу за фальшивыми мыслями, седовласый святой шел вперед. Он знал, что разница меж их силами существенна и конечно же не в пользу святого Ибиса.
Спасти Нику – было его самой важной задачей, как и спасти мирных жителей.
- Заткнись! – огрызнулся Акил и отправил пару вихрей на поселение. – Пха-ха! Какой тяжелый выбор. Спасти ученицу и дать погибнуть сотне-другой идиотов или спасти этих идиотов и погубить любимую ученицу. Что выберешь? А?!?
Лицо Карнелла не выражало никаких эмоций. Он был безучастен, и казалось, расслаблен, это больше всего выводило из себя мальчишку.
- И, правда, - мужчина легким, неторопливым шагом приближался к подростку, - зачем мне спасать эту кучку глупцов, что живут как насекомые и сдыхают так же. Они жалкие, не правда ли, Акил? Такие же жалкие как и ты.
- К чему это!? – терпение святого крокодила было на исходе. – Только судить горазд. Ученицу нашел, напялил доспех слабой пташки. Думаешь, хватит силенок? Да черта с два! Я сверну тебе шею, а потом убью и твою ученицу!
Расстояние между святыми сократилось. Какая-то пара метров разделяла их.
- Без сомнения твой доспех силен. Тебе была дарована божественная сила, с помощью которой ты бы мог сокрушить любого, - святой опустил голову. – Одайон был моим другом, дорогим человеком, которому я когда-то спас жизнь. Ты имеешь право на месть. Даже сейчас ты способен убить меня. Один рывок и все, конец… Знаешь, дать обещание и держать его, защищать кого-либо, нужно быть воистину сильным человеком, чтобы придерживаться сего до конца. Ты был таким одаренным ребенком... А сейчас меж нами пара метров, если ты что-то решил и считаешь это верным, почему бы не исполнить начатое?
Акил молчал «Я обещаю» он ничего не делал, просто стоял «Я буду защищать тебя всегда!...». Потерянность была на его лице. «Хехехе, Акил, что за странные вещи ты говоришь…» Вся ненависть и злоба вмиг исчезла, теплые воспоминания урывками всплывали в его памяти. «Книжки-и, вау сколько их, я обязательно все прочту!...»Винсент взял ученицу на руки и продолжил:
- Я хотел бы спасти тебя, Акил, но боги прощать не умеют. Ты покусился на селение, что было под защитой Себека. И отвечать перед его гневом только тебе.
В этот момент очнулась Ника, посмотрела на учителя и лишь, потом перевела взгляд на Акила. Неизвестно откуда она нашла силы и, соскочив с рук Винсента, тотчас бросилась к другу.
- Я правда сделал все, что мог, прости - святой Ибиса отвел глаза.
- Нет! Акил, не уходи! – на глаза девочки навернулись слезы, брюнет был выше нее поэтому она крепко обянла его, вцепившись в пояс.
- Знаешь, Ника, у людей такие слабые сердца… Для Себека такое сердце просто пища. Поэтому он настолько ненасытен. Прости меня, пожалуй лучше бы ты меня ненавидела… - в последний раз, крепко обняв маленькую девчушку, он искренне улыбнулся ей.
Тело Акила исчезло, оставив после себя маленькие искорки некогда пылавшего космо, и серебряный доспех крокодила.
Такова была его плата. Душа Акила осталась у вод Нила. Для искупления своего греха, он стал местным духом-помощником, к которому земледельцы обращались с просьбой о богатом урожае, а рыбаки – о богатом улове.
Это потеря подкосила Нику, она была в печали, отказывалась тренироваться, постоянно молчала. Но время лечит. Спустя несколько месяцев Винсент собрался посетить Грецию, оставив Нику на попечение одного из отшельников в Египте, чтобы до конца развеять ее печаль и научить новым техникам.
Ведь некоторые моменты в жизни нужно пережить и перебороть одному, как будущему воину. В день его отъезда Ника засыпала вопросами всемирного детского понимания своего временного учителя, и плела ему косички пока он дремал, и потом, весело хихикая, неслась от него во всю прыть, сквозь разрушенный храм. Наставник, попутно выругнулся, пару раз споткнулся и закопался носом в песок, но все же догнал юного бесенка, взял за шкирку как котенка и понес обратно в хижину объяснять свое учение.

Слово «Нил» происходит от греческого названия реки «Нейлос» (Νείλος). Греки также называли эту реку «Эгиптос» (Αίγυπτος), отсюда название «Египет» (загадка).

- Братик, теперь я вернулась. Даже как-то не верится, - Лакки довольно щурилась на солнце.
- Сизиф будет рад, а вот Регул тебя вряд ли узнает, - Лев негромко засмеялся.
- И что? Значит, познакомится заново! – девочка решила подпрыгнуть, но не рассчитала силы и упала на землю.
- А это твое боевое крещение на греческой земле? – Иллиас помог подняться своей сестре.
- Скорее его продолжение, - блондинка стала отряхивать пыль со своего потрепанного плаща.
- Продолжение?
- В лесу пересеклась с Асмитой Девы, а он сильный, - Лакки так беззаботно щебетала, что не заметила, как вздрогнул святой.
- Держись от него подальше, - процедил он сквозь зубы.
- Почему? – но вопрос остался без ответа.
Навстречу им бежал маленький Регул.
- Пааапа! Папа!
- А вот и ребенок-катастрофа номер два, - с улыбкой сказал Лев и подхватил своего маленького сынишку.
Гроза прошла мимо, Лакки обещала самой себе подумать об этом в другой раз. Но рядом был любимый брат и маленький племянник. А какие мысли могут быть в такой светлой обстановке?
- Я постараюсь, - девочка вытащила из рюкзака яблоко и пошла вслед за святым.

_________________
Дело не в дороге, которую мы выбираем; то, что внутри нас, заставляет выбирать дорогу.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: "Сказание о Диоскурах" XVIII век   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
"Сказание о Диоскурах" XVIII век
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1
 Похожие темы
-
» Попкорн (общество, политика) - Том XVIII

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Saint Seiya и К* :: Рыцари Зодиака/Saint Seiya :: Творчество=) :: Фанфики (fanfiс)-
Перейти: